Кинап 4а-32 фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


кинап 4а-32 фото

2017-10-21 01:26




Если в самолете рядом с вами сидит болтливый пассажир, начните вполголоса молиться на арабском.


Раздевочка






Роман начинался ошибкой почтовой. Представьте: из утренней кипы газет Письмо выпадает. Он, сидя в столовой, Случайно, поверьте, вскрывает конверт. И видит: письмо не ему. Женский почерк, Подруге Светлане, с застывшей слезой, Выводит: "Ах Светочка, милый дружочек, Не в силах я больше бороться с судьбой. Красиво цветут у меня георгины, Фиалки, бегонии, каллы, укроп, А жизнь так жестока, что нету причины С балкона не рухнуть в распахнутый гроб. Я очень несчастна, хотя и здорова, Красива, наверно, еще молода, Но что мне за радость с набора такого, Ведь Игорь ушел от меня навсегда! Прощай, Светлячок, и не помни обиды, Когда что там было - так это не я. Ты помнишь, мы в детстве играли в сильфиды? Считай, доигралась подружка твоя". Он встал, закурил (хотя бросил недавно), Налил себе выпить, уселся за стол И начал писать: "Незнакомая дама! Случайно, поверьте, письмо я прочел. Ну, есть ли резон у здоровой красотки С балкона бросаться на грязный газон? Сильфиды - летучие мертвые тетки, А вы не сильфида, закройте балкон! Хочу я помочь вам, не знаю, смогу ли, Найду ли такие слова, не найду, Чтоб только с балкона вы не сиганули, Позвольте, до Вас кое-что доведу: Я жил ледоколом, бессмысленно крупным, Ломал чьи-то судьбы, боролся за власть, И в список по самым богатым и умным На первое место стремился попасть. Попал на второе, но это неважно, Устал, сединою покрылись виски, И виски шотландский, и мат трехэтажный Уже не спасают меня от тоски. Мой дом с небольшой копенгаген размером, А счастья в нем нету - ведь я одинок. И так иногда мне становится скверно, Что хоть запускай себе пулю в висок. Но верил всегда я: когда-то и где-то Мы с вами найдемся - настанет пора. Пожалуйста, встретимся завтра, планета Земля, у Большого, в четыре утра". Удачное время свиданью назначив, Нашлись они сразу. Вокруг не души. Он тут же смотреть с восхищением начал, Она - с интересом, довольно большим. Гуляли весь день, заходили обедать, Музей посетили, смотрели кино, Решился, спросил: - Не пора ли проведать Цветочки, купив шоколад и вино? - Ах, как я забыла - ведь там же фиалки! Засохнут, бедняжки, господь упаси! - Так что же мы медлим-то, елки-моталки? - Кричал он, рукою махая такси. Политы фиалки, бегонии, каллы, Влажны георгины, укроп не засох, Но мало фиалкам, и каллам все мало, Она хороша, да и он был неплох. Уснули под утро, проснулись в обнимку, В их спальне не слышится уличный гул. Она, улыбнувшись, смахнула слезинку, А он чуть смущенно в кулак кашлянул. Пусть горе, болезни и прочая гадость Уходят и дверь затворят за собой: - С тобой никогда ни на миг не расстанусь. - И я ни на миг не расстанусь с тобой. Кудесники почты, властители судеб, Вы знали заранее эти слова? Я вам доверяю письмо - будь что будет, Быстрей ошибайтесь. Пока я жива.


Сцена в магазине. Продуктовом. Длиннющая очередь. Подходит бабулька -- божий одуванчик, дрожащая, с палочкой. Настолько дряхлая, что вся очередь проникается сочувствием и пропускает ее вперед. Бабулька берет хлебушек, кефирчик, дрожащими руками вытаскивает мелочь, губами шевелит... И тут одна сердобольная тетенька не выдерживает: - Бабушка, неужели некому за Вас в магазин сходить? Если одна живете, соседей бы попросили! - Да как же одна! С дочкой живу! -- отвечает божий одуванчик. - Ну и что же она? -- очередь, хором. - Да разве современной молодежи что-нибудь доверишь? На них совсем положиться нельзя! -- с явным негодованием. - И сколько вашей дочке лет? - Семьдесят через месяц будет... Без комментариев.